htmlRussian World Music Awards vs. «Стереотипы Будущего»: одно | Sfout
Load gif 3
  • Обьявления
  • Люди
  • Чат
  • Новости
  • События
  • Фото
  • Видео
  • ТВ
  • Песни
  • Билеты
  • О нас
  • Обратная связь
  • Arrow
    Новости
    Russian World Music Awards vs. «Стереотипы Будущего»: одно дело
    News photo default
    Поклонников этно-музыки изрядно напугало сообщение в аккаунте RWMA: «Некоторое время мы работали с людьми, которые помогали нам в оформлении гранта, грант был получен, с использованием ресурса Премии, но, как оказалось, эти люди решили создать свою премию, такого же формата. Они получили финансирование, которое предполагалось для Russian World Music Awards, но используют его под свой новоиспеченный проект».NEWSmuz.com решил разобраться в спорной ситуации, для чего поговорил и с Натальей Мязиной (RWMA), и с Аленой Халепо (экс-RWMA, «Стереотипы Будущего»). Суть претензий Наталья Мязина изложила так: «Я высылала свои наработки по грантам, мы вместе их оформляли. Просто потом они резко все переделали под свой проект. Юридически нет состава преступления. Рейдерские захваты так и делаются, не подкопаться. Письма давались от ФАДН и Росмола на RWMA. А сейчас они партеры их «Стереотипов». Проект под копирку!» Алена Халепо рассказывает, как все начиналось. «Давайте я расскажу, как все начиналось. В 2016 году мы начали с фестиваля этнической музыки и фолк-арта «Оберег». Он проходил в клубах Москвы и Санкт-Петербурга. Этим занимались я, Аня Климовицкая из Питера и Саша Еремин, сейчас он дизайнер. Вдохновителем был Александр Маточкин, этнограф и большой энтузиаст фольклористики. Все сборы от концертов пошли на развитие его проектов, получилось 55 тысяч. Под следующий фестиваль я проработала письма в разные министерства, фонды и т. д. С 20 лет я работала в молодежной политике и международных выставочных проектах, так что опыт уже был. Мы делали мероприятия на разных больших мероприятиях ради промо фестиваля «Оберег», и уже следующий фестиваль сделали с известным кабардино-балкарским лейблом Ored Recordings, собрали на экспедиции больше 100 тысяч. И тогда уже узнали про Russian World Music Awards, решили посотрудничать, ведь общее дело делаем. Поначалу нам сказали, что RWMA хотят просто подвести итоги в ВК. Мы: а почему не провести церемонию? Я предложила третий по счету «Оберег» провести в поддержку премии RWMA. Я решила подать на грант, две недели писала заявку для «Территории смыслов» - проект фестиваля, церемония, поддержка RWMA и т. д. Это писалось под фестиваль «Оберег», с бэкграундом всех ранее проведенных мною мероприятий, обратите внимание. Еду на Клязьму с Сашей, защищаю проект и его выигрываю. 200 тысяч было в заявке. Но фестиваль 26 ноября, а деньги переводят только в декабре. Пришлось проводить за свои деньги, мы между собой переругались, я даже хотела возвращать грант. В итоге мы провели и заявили про поддержку RWMA, но по итогам вышли в минус, минус 150 тысяч. На фестиваль (в лофте на «Красном Октябре») приехала Наташа Мязина, я попросила у нее немного денег, она говорила, что денег нет, но все-таки дала 8 тысяч, а потом сразу уехала на Гоа. И сразу потребовала эти 8 тысяч обратно. Чтобы нам закрыть долги, мне пришлось на 3 месяца пойти работать менеджером в транспортную компанию, а закрыть минус Саши помог только концерт для «Многонациональной России», за который нам заплатили деньги, и концерты на Арбате. И мы уже зареклись заниматься этно-фестивалями. Но вдруг я на конкурсе ОП РФ прохожу в финал с фестивалем «Оберег» с той самой документацией-наработкой, которая у меня была. После этого Мязина прислала письмо с обвинениями, что мы дилетанты и непрофессионалы... Все скрины у меня сохранены. К церемонии RWMA в 2017 году мы не имели никакого отношения, но Саша работал там как дизайнер бесплатно. На церемонию меня пригласили, но я не пошла. 22 января 2018 года получаю от Мязиной письмо — приглашение поработать над премией в 2018 году. Созвонились. Выяснилось, что она потеряла деньги на той церемонии (как и я годом раньше), и хочет продать премию. Я предложила ей объединиться, и все-таки сделать премию. За месяц мы разработали дорожную карту проекта, подтянули партнеров частных и государственных (с которыми я ранее сотрудничала), в том числе РГО и ФАДН. Сделали фирменный стиль (6 вариантов) и провели презентацию на федеральном канале «Мир» (впервые для RWMA). Подготовили все для «Тавриды», и написала заявки на 5 грантов: президентский, РГО, два для Росмола, и для фонда Прохорова. Эти заявки делала я, заняло это неделю, это ответственная работа. Наташа никак не участвовала. Я просила ее написать Клюкину и Семушкиной, чтобы провести презентации на их фестивалях, она же с ними общается. Ничего не сделано. Я отправила заявки, даже своих согруппников в институте сагитировала подписаться как студентов, - но мы не прошли. Две заявки было подано от RWMA, но они были написаны на основе моей работы в 2016 году, это моя интеллектуальная авторская собственность! Они не прошли, но это от меня никак не зависело». Свои пояснения дает Наталья Мязина: «Этой зимой с нами работали такие товарищи, как Алена Халепо и Олег Миронов. И мы вместе занимались тем, что искали фонды, которые могут дать нам гранты. Мы писали письма в разные организации, искали поддержку от этих организаций. Это было сделано от имени RWMA. Через некоторое время мы с ними расстались, не найдя точек взаимопонимания. И недавно я узнала, что данные товарищи решили организовать собственную премию этнической музыки и получили финансирование. Премия имеет другое название "Стереотипы Будущего", но при этом смысл один и тот же. Премия - фактически копия Russian World Music Awards, имеется финансирование, имеется партнерская поддержка от тех самых организаций, которые поддерживали нашу премию. Но финансирования RWMA нет. Я считаю, что эта ситуация нечестная, неправильная, так не должны поступать люди в любой сфере, и в особенности в культуре». Другую версию произошедшего рассказывает Алена Халепо. (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); «В этот момент я попросила долю в проекте. Меня не устраивала должность исполнительного директора (ранее им была Дарьяна Антипова, но ее как бы выкинули) без зарплаты. Я предложила мне быть продюсером, а Олегу Миронову — исполнительным директором, и поделить с Мязиной проект на равные 30%. Мы на равных с Олегом подтягивали спонсоров и гранты. Мязина отказалась и назвала нас подрядчиками. А деньги? Она ответила, что денег нет, но есть инструмент для зарабатывания денег — вы подтягиваете спонсоров, а я с вами поделюсь. Это было в 20-х числах февраля. Я отказалась и предложила выкупить мой труд в виде подготовленных заявок на грант. После этого к потенциальным спонсорам стали поступать письма от Мязиной, что те люди, которые с вами списывались (то есть мы), теперь на RWMA не работают, и давайте говорить со мной. Люди были в шоке, и отказались». Мязина так описывает произошедшее: «Почему расстались? Они предложили мне 30% долю в Премии, им 70%. Учитывая, что в команде у меня 3 человека, я за 10% должна была отдать людям, которых не знают в работе проект, в который я уже вложила тысяч 300. Я настаивала, чтобы мне показали, что конкретно отправлено было на грант, и безуспешно. Текст они мне просто не показывали. У нас есть презентация премии, в ней есть страничка про то, что темой Премии 2018 будет «Стереотипы будущего», мы подавали везде эту презентацию от RWMA. В конце там указаны продюсеры Алена и Олег».
    Arrow
    Комментарии
    Пока нет комментариев
    Footer

    Please register or login before you can buy tickets

    Authenticate