Load_gif_3
  • Обьявления
  • Люди
  • Чат
  • Новости
  • События
  • Фото
  • Видео
  • ТВ
  • Песни
  • Билеты
  • О нас
  • Обратная связь
  • Arrow
    Новости
    Сергей Старостин: Уничтожение ГЦРФ - выплескивание с водой и ребёнка!
    News_photo_default
    Судьба ГЦРФ снова висит на волоске. В соцсетях появилась петиция в адрес министра культуры РФ Владимира Мединского, составленная сотрудниками Государственного Центре русского фольклора. Авторы петиции в буквальном смысле слова умоляют руководителя Минкульта спасти ГЦРФ от окончательного развала. Как известно, год назад в Москве случился большой скандал. Министерство культуры РФ едва не закрыло Государственный Центр русского фольклора (ГЦРФ). Центр является единственной организацией в России, которая осуществляет крупномасштабную научную и практическую деятельность по сохранению и продвижению в нашем обществе традиционной русской культуры. В СМИ, интернете, да и в реальной физической жизни по всей стране поднялась могучая протестная волна. И, как говорится, отстояли. С большими или меньшими потерями, но ГЦРФ остался на плаву, хотя и без одного из своих главных вёсел – самостоятельного юридического лица. А именно: статуса самостоятельного Федерального государственного бюджетного учреждения культуры, имеющего право получать финансирование из государственного бюджета. Стоит отметить интересную деталь: данный статус юрлица, принадлежащего Центру русского фольклора почти три десятилетия, одномоментно перешёл в руки Роскультпроекта – организации, созданной, надо полагать, в те же рекордные сроки. Новая структура Минкульта поглотила ГЦРФ, существенно понизив его в ранге до уровня отдела. Генеральным директором Роскультпроекта был назначен Олег Иванов (к слову, один из основателей современной российской практики социологических и маркетинговых исследований в кинематографии, секретарь Союза кинематографистов РФ). Руководство Роскультпроекта клятвенно заверило фольклористов, что все реализуемые Центром проекты будут финансироваться в прежнем режиме и что можно смело подавать заявки на будущее. А уже в октябре 2017 года случилось революционное решение (пока устное) о «переподчинении» Центра Государственному Российскому Дому народного творчества (ГРДНТ). Штат сотрудников сократится вдвое (год назад уже прошла кастрация, урезавшая его наполовину). Заодно у Центра отберут и помещение, в котором он сейчас ютится в качестве бедного приживала-пасынка, будучи в составе Роскультпроекта. Сегодня рабочее место всех специалистов ГЦРФ – холодный неотапливаемый подвал (понятно, что остальные работники Роскультпроекта, включая его руководство, не столь закалены и физически крепки, чтобы самоотверженно трудиться в таких условиях). Коробки с бесценными архивными материалами и библиотечным фондом до сих пор не разобраны. А зачем, коли грядет новый переезд, а там, глядишь, и небытие? Помимо петиции, собравшей сегодня уже более 23 тысяч подписей, замруководителя ГЦРФ Сергей Старостин опубликовал видеообращение. А в соцсетях появились видео с хештегом #поддержифолк, на которых фольклорные ансамбли и сольные исполнители высказываются в поддержку центра. Мнение чиновников: «Мы ликвидируем «задваивание» штата» Предысторию рассказал мэтр русского фольклора – этнограф, учёный, мультиинструменталист, композитор, музыкальный продюсер, телеведущий Сергей Старостин. Кроме всего прочего, Сергей Николаевич является заместителем руководителя ГЦРФ по вопросам актуализации нематериального культурного наследия. Он не скрывает своего негодования и иначе, как церберы, своих «визави» не называет: - Наверное, в очередной раз судьба испытывает наши возможности на прочность. Оттого, что не разобраны архив и библиотека, мы не можем работать полноценно. Видимо, ликвидаторы Центра не придавали особого значения этой ситуации. А библиотечный фонд собирался почти тридцать лет – это большая ценность, не говоря уже об архиве, который уникален и аналогов не имеет. Теперь понятно, почему нам до сих пор не дают всё это разобрать и нормально работать. Увольнения наших сотрудников уже идут – в связи с устным распоряжением главы Департамента государственной поддержки культуры и народного творчества Андрея Малышева. Разъяснение такое: часть фольклористов передадут в Дом народного творчества. Остальные либо слишком стары (опыт и профессионализм не в счёт), либо слишком молоды (желание приобщиться к традиционной культуре никого не волнует), третьи – совместители (балласт, чего уж там) и пр. Дело как таковое церберов не волнует в принципе. Вот что по этому поводу говорят сами чиновники. 15 ноября генеральный директор Роскультпроекта Олег Иванов заявил корреспонденту ИА REGNUM, что решение передать Государственный центр русского фольклора под надзор Государственного Российского Дома народного творчества разумно, так как теперь центр будет развиваться в составе профильной организации со схожими задачами. «Вполне разумно, что центр будет теперь работать и развиваться в составе профильной организации – ГРДНТ, который работает с регионами и хорошо зарекомендовал себя в развитии клубной деятельности и актуализации нематериального наследия. Госзадание на центр фольклора не будет сокращено – в этом нас заверил руководитель департамента Минкультуры Андрей Малышев. Но сколько будет сотрудников – об этом рано судить, это зависит и от самих сотрудников, и от руководства ГРДНТ. Я думаю, что нужно исходить из круга задач, и ещё не должно быть «задваивания» штата», – завил Олег Иванов». А как на самом деле? - Сергей Николаевич, разъясните, из-за чего вообще возник данный конфликт. - В Министерстве культуры на уровне замминистра нет чёткого понимания того, какой работой занимается наш ГЦРФ: что мы делаем, какое значение это имеет для России и для традиционной культуры в целом. Чиновники проводят абсолютный знак равенства между клубной самодеятельностью – самодеятельным народным творчеством – и традиционной культурой. Беда в том, что в кабинетах не видят (или не хотят видеть) разницы. Они говорят: в России есть структура, которая существует почти сто лет – система Домов народного творчества, ГРДНТ. В некоторых её подразделениях есть отделы, которые на местах занимаются традиционной культурой. В них присутствуют 1-2 специалиста, но – далеко не во всех, а, как правило, в областных центрах. В Домах культуры таких специалистов нет вообще. Вдобавок ко всему Дом народного творчества является всероссийским и курирует вопросы культуры по всей стране. Все народы, проживающие на территории России, имеют право на представительство в ГРДНТ. А наш Центр занимается изучением и пропагандой культуры титульной нации – русской культуры. Так было и так продолжается. Чиновники из Министерства культуры считают, что мы дублируем функцию ГРДНТ. Поэтому из всех подразделений, которые находятся, существуют и работают близко, в Москве, они выбрали «жертвенного ягнёнка» в лице ГЦРФ, у которого можно юридический статус отобрать. Перенаправив часть сотрудников Центра в подразделения московского ГРДНТ, они планируют тем самым закрыть проблему. А по сути – получить юридический адрес для осуществления в дальнейшем каких-то своих планов. Заодно и штат подсократить – как сейчас модно говорить, оптимизировать процесс. И таким образом рассчитаться с нами. - Заговор против собственной культуры? - Нет, это исключительно разборки чиновников. Другое дело – их непонимание того, что вместе с водой они выплёскивают и ребёнка. Дана команда на уничтожение Государственного Центра русского фольклора. Фас! По словам Старостина, в прошлом году Центру намекнули: «Они продержат вас с годик, а потом разгонят…» - Как это происходило? - Эта двух-трёх-шаговая операция была продумана в недрах кабинетов на уровне замминистра культуры. Обсудили и дали команду «фас!». И к нам пришли церберы. Сначала они отобрали наше юрлицо. Потом из одного места – кстати, давно обжитого, удобного – нас переместили в другое. При этом создали некую видимость того, что у нас всё в порядке. А под конец нынешнего года решили расправиться с нами окончательно – не имея под всем этим ни одного официального основания. Нет ни одного приказа, ни одного письменного распоряжения министра – исключительно устное решение из одного слова-команды «фас». Всей этой «новой революцией» руководит человек, который успешно развалил уже не одно хорошее дело. На своё место он поставлен для того, чтобы избавиться от структуры, ненужной серым кардиналам от культуры. Это Владимир Бажин, который связал свою социальную реализацию с кинематографом. Целей и задач, поставленных перед ним чиновниками, он не скрывает: «Ничего личного, я выполняю решение министерства, которое дало мне такое указание». - Чем занимается ГЦРФ? - Наш Центр занимается рядом очень важных и серьёзных проблем в рамках широкой тематики, которую предоставляет многогранная традиционная русская культура. Так, одна из главных задач, стоящих сегодня перед ГЦРФ, – курировать и быть у руля создания электронного каталога объектов нематериального культурного наследия нашей страны. Каталог находится на сайте Министерства культуры РФ в свободном доступе, и любой желающий может ознакомиться с нашей работой. (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); Мы занимаемся и проводим общероссийские мероприятия – такие, например, как международный Конгресс фольклористов. Кроме нас, никто этим заниматься не будет. Мы также проводим ряд масштабных фестивалей, которые тоже никто, кроме нас, не может проводить. - Почему? - Специалисты ГЦРФ вырабатывают стратегию и тактику всей тематики событий, обеспечивают авторитетное, профессиональное и компетентное жюри на наших творческих событиях. Вот буквально только что закончился большой фестиваль «Живая традиция» – одно из таких событий. В нашем багаже – Всероссийский детско-юношеский форум «Наследники традиций», Всероссийский семинар-практикум «Школа фольклора», фестиваль русского танца «Перепляс» и многие, многие другие. Мы готовим и публикуем периодические журналы и издания, не имеющие аналогов в России и посвященные исключительно традиционной культуре (пример – журнал «Живая старина»). Осуществляем выпуск научных сборников по результатам проведённых конференций и форумов в альманахе «Традиционная культура». В разработке находится портал традиционной культуры, цель которого – её актуализация и пропаганда. Портал не только вмещает в себя все аспекты нашей деятельности, но и привлекает к обсуждению как можно больше народа. Для этого мы постоянно выкладываем экспедиционные материалы по фольклорной жизни, где бы она ни происходила. - А зачем нужны экспедиции в деревню? Что это в итоге даёт современному обществу? - Наша традиционная культура формировалась и развивалась в основном в сельских пространствах. Россия когда-то была аграрной страной; так сложилось исторически, что она на 80% состояла из крестьян. В этой среде веками формировалось определённое мировоззрение, отношение к жизни, к происходящему, отношения друг с другом и т.д. Это была самодостаточная система, которая способствовала не только физическому выживанию, но и духовному развитию. Она формировала мораль, этику, вкусы. Всё это собиралось народом и, не имея других механизмов, передавалось из уст в уста, из поколения в поколение. Но на определённом историческом этапе случилось то, что, наверное, не должно было случиться – но однако же произошло. Россия изменила идеологический и политический вектор своего развития, превратившись в Советский Союз. Тема традиционной культуры ушла на периферию, стала носить прикладной, исключительно научный характер. Так продолжалось довольно долго. Но традиционная культура, особенно система её передачи, не терпит никаких пауз. Если не происходит передачи традиционного знания на протяжении одного поколения – от родителей к детям, то в качестве страховки у нас остаётся ещё одно поколение: внуки. В нашей стране и этот пограничный рубеж, увы, был преодолён. И виноватых искать здесь бессмысленно… - Разве что винить историю, которая пошла по такому пути. - Факт в том, что традиционное наследие оказалось на обочине. Но есть и другой факт: с некоторых пор – с 80-х годов – в России с низов началось строительство своего фольклорного дела. Молодые стали проявлять интерес к своим корням. Со мной это произошло так: после первого курса Московской консерватории меня, будущего кларнетиста, пригласили в фольклорную экспедицию. Мы поехали в Рязанскую область: масса деревень, есенинские места. Там я впервые столкнулся лицом к лицу с живой традицией. Мы ходили, записывали народные песни. Я был сражён. Люди, не зная нотной грамоты – с ходу, ладно, красиво и умело пели. Их пение, минуя все аналитические преграды, попадало прямиком в сердце и захватывало… Если бы тогда часть молодёжи не ухватила в последний возможный момент уходящих живых носителей этой культуры – если бы этого не случилось, то сегодня мы бы не имели того, что имеем в лице коллективов Российского фольклорного союза. Они фактически стали наследниками культуры своего собственного народа. Пусть большая часть из них живёт в городах – это неважно. Всё равно они имеют необходимый объём знаний, чтобы сформировать своё представление о мире, принадлежность к нему, свою самоидентичность и понимание: твой народ искони богат художественно, и богат колоссально. Государственный республиканский центр русского фольклора, где я тружусь в последние годы, возник 30 лет назад как учреждение Министерства культуры РФ. Он необходим в качестве научно-методического ядра, изучающего хореографию, песенное творчество, инструментальные традиции русской культуры. На мой взгляд, сегодня ГЦРФ – одно из сильнейших учреждений под крылом Минкультуры. Он пропагандирует традиционную культуру, соответствующее к ней отношение, а также связи с такими же культурами других стран. - Сегодня фольклором занимаются тысячи коллективов по всей стране. И значительная часть интересующихся – молодёжь? - Да. Нам надо понимать: куда смотрят эти люди, что они делают, чем занимаются. И теперь взять и перекрыть кислород им, а также всем тем, кто сочувствует и интересуется фольклором (а таких людей в десятки раз больше)? Отсечь путь к собственным корням и не работать над тем, чтобы донести традиционные ценности до сознания современных людей, живущих в России и за её пределами?.. Игнорировать то, что русские люди хотят знать свои корни, свою культуру? - Предположим, что ГЦРФ всё-таки окончательно расформируют. - Если сотрудники Минкультуры планируют разрушить ГЦРФ как структуру и создать новую – что ж, могу только сказать им: «Спасибо, вперёд, ищите новых – более талантливых, более одарённых, расширяйтесь и развивайтесь». Если же это просто бездумное разрушение Центра, то, на мой взгляд, оно граничит с преступлением против русской культуры и своих сограждан. На фоне сегодняшней экспансии маскульта, цифровых технологий, одурачивания человека через СМИ перекрывать кислород и путь к своим корням – преступно. Я считаю, что нужно использовать все имеющиеся возможности и искать новые для того, чтобы донести до людей всё то, что собрано за многие годы несколькими поколениями энтузиастов, профессионалов. Мы копнули пласт, начало которого лежит в позапрошлом веке! Мы обязаны дать людям возможность свободного доступа ко всей этой информации, разъяснять им и разжёвывать – что к чему, с чего начать, какие шаги сделать на пути познания собственной культуры и себя в ней. Как к ней приобщиться, как обрести себя как русского человека. «Люди же наивно полагают, что если они говорят по-русски, значит, они русские. Ничего подобного! Кто ты, если ничего не знаешь о своей культуре? Досуг и традиционная культура – не одно и то же. Мы не должны допускать подмены понятий» С.Старостин - Но Дом народного творчества может утверждать, что он как раз-таки всем этим и занимается. - Это расхожее и повсеместное заблуждение. Вся соль в том, что ГРДНТ ни системно, ни концептуально «не заточен» под решение всех этих задач. У них другая миссия! Они, в частности, не занимаются наукой. Мы же непосредственно работаем с учёными, которые разбираются в этих проблемах, и всегда сверяем с ними свою деятельность. Задача Всероссийского Дома народного творчества – исключительно популяризаторско-методическая работа. Он организует и проводит методические семинары, рассказывает, как работать с самодеятельными коллективами, которые могут быть и не фольклорными. А, например, народными коллективами самого разного толка и калибра. В период советской власти их родилось неисчислимое количество во всех клубах и домах культуры страны. Почти в каждом из клубов есть человек, который ведёт, например, народный хор. Что поёт такой народный хор – уже второй вопрос; он может спокойно петь то, что рядом не лежало с традиционной культурой. Одним словом, ГРДНТ отвечает за досуговую деятельность. - А что плохого в досуге? - Да ничего плохого в нём нет! Суть в том, что досуговая деятельность и традиционная культура – это разные вещи! Мы, фольклористы, говорим о возврате современному человеку его национального кода, чтобы он мог воспользоваться этим знанием. Мы не предлагаем людям, Боже упаси, заполнить до краёв свой досуг пением народных песен, которые и так все знают. Уже десятки лет самодеятельные коллективы поют их – ну нравится людям их петь, кто ж против-то? Люди что-то делают руками – вышивают, занимаются резьбой по дереву, плетут макраме… В какой-то степени это чуть-чуть цепляет традиции, а где-то вообще не цепляет – это просто авторское творчество. Человек, занимающийся самодеятельностью, заполняет своё свободное время так, как ему нравится. Традиционная культура не является для него сцепкой с гражданским обществом. Мы, сотрудники ГЦРФ, занимаемся совершенно другими вещами. Мы пытаемся разработать и сделать прививку традиционной культуры, чтобы пробудить в человеке новое понимание – насколько это серьёзно, глубоко, и как глубинна мудрость, в ней содержащаяся. Это для нас спасительный код! У меня огромный опыт путешествий по миру, опыт переваривания всякой информации. То, что мы получаем со стороны – хорошо и, возможно, оно нас развивает. Но оно не происходит из наших корней. А традиционная культура питает наши корни: укореняемся мы – с нами укореняются и наши дети. А значит, мы становимся ответственными за то место, пространство, в котором живём. Во всём этом надо разбираться! И ни в коем случае не допускать подмены понятий. - Чего же вы хотите? - Всё написано в петиции (поддержите её, пожалуйста!). Мы хотим вернуть Центру отобранное у него юридическое лицо, чтобы иметь, как и раньше, возможность самостоятельно действовать и работать. Сделать это «под брендом» Роскультпроекта невозможно: церберы пришли для того, чтобы уничтожить нашу организацию, и под одной крышей с ними мы находиться не хотим и не можем. Мы хотим иметь достойное место для работы, увеличить штат сотрудников, потому что задач, стоящих сегодня перед нашей культурой, очень много. Мы можем быть полезными Отечеству и хотим, чтобы нам эту возможность вернули. Наталья КОРТЕЛЕВА, для NEWSmuz.com
    Arrow
    Комментарии
    Пока нет комментариев
    Footer

    Please register or login before you can buy tickets

    Authenticate